пятница, 2 марта 2012 г.

Bugatti 35 - или подкова на счастье.

     Можно ли получить удовольствие, сидя на ужасно тесном сиденье за рулем ревущего и трясущегося автомобиля, подставляя при этом лицо дождю и ветру? Оказывается, можно, если этот автомобиль — Bugatti 35, одна из лучших спортивных машин 20-х годов. Так начал свой рассказ  Андреас Конрадт о своем знакомстве с Bugatti 35.
     Наше путешествие продолжается уже более часа. Позади остались предместья Парижа, и сейчас мы следуем по направлению к югу Франции. За рулем ярко-голубого Вugatti 35 находится его хозяин Марк Николоси. Я же удостоился чести быть пассажиром, в чьи обязанности входит обеспечение баланса машины в резких поворотах. То и дело приходится высовываться в крохотный проем кузова, заменяющий привычные двери. Инстинктивно вцепляюсь пальцами в протектор запаски, прикрепленной ремнями к левому борту — удачное конструкторское решение, если бы не оно, рука давно угодила бы в спицы заднего колеса.
    Раз уж зашла речь об эргономике, стоит обратить внимание на расположение ног. Для правой места достаточно — если ступню вывернуть в сторону. В такои позе спокоино проводишь полминуты, после чего начинаешь ощущать, как много тепла дарит тебе 8-цилиндровый двигатель. Можно отдохнуть, согнув ногу, но только несколько секунд и на исключительно ровной дороге. В противном случае колено непременно совершит болезненный контакт с перегородкой моторного отсека. Левой ноге тоже приходится занимать неестественное положение, чтобы избежать удара о стальную боковую панель. Почему бы не согнуть и эту ногу? Увы, не позволяют притаившаяся ручка топливного насоса и острый свисающий край приборной доски. Выход один: оставить ногу там, где есть, в надежде, что вскоре она онемеет и потеряет чувствительность.

     В 20-х рядом с водителями гоночных автомобилей зачастую сидели люди небольшого роста, задача которых состояла в том, чтобы управлять топливным нассом и регулировать зажигание. Вероятно, лишь дети чувствовали себя достаточно удобно в столь ограниченном пространстве. Согласен, рост у меня немаленький — 1 метр 86 сантиметров, но эта теснота разозлит любого. Даже Марк, безумный поклонник марки Вugatti, бормотавший в начале поездки что-то вроде «у-у-у, хоп, хо-о-о!», перестает сдерживаться и то и дело сотрясает воздух выражениями, с помощью которых он, вероятно, хочет усмирить разбушевавшийся автомобиль.

     B разгар безумной «скачки» Марк интересуется, не тесно ли мне, не капает ли масло на мои брюки. Я кричу в ответ, что сижу самым удобным образом, и не понимаю, какое масло он имеет в виду. Невообразимая какофония звуков, издаваемых машиной, — мурлыкание, бултыхание, барабанная дробь, на которую периодически накладываются вой трансмиссии со свистом мотора, появляющимся на высоких скоростях и означающим что-то вроде 3000 оборотов в минуту, — заглушает даже шум ветра и рев выхлопной трубы. Разговаривать совершенно невозможно, поэтому когда Марк в очередной раз что-то сообщает мне, я устало отвечаю: «Да, ты совершенно прав!»

      Марк обожает устраивать настоящие гонки. Диву даешься, как этот автомобиль до, сих пор цел. Когда Вugatti выбирается на второстепенные пригородные трассы, он становится самой быстрой машиной на многие лье вокруг. Если впереди вдруг появляется какой-нибудь «соперник», Марк наполняется такой решимостью показать, кто главный на этой дороге, что, увидев в зеркале заднего вида грозного преследователя на гремящей боевой колеснице, «несчастный» предпочитает свернуть на обочину.

     Но мотаться по дорогам одному — не самое большое удовольствие. Лучше собрать компанию из трех-четырех Вugatti и устроить импровизированный чем пионат — на радость скучающим жителям окрестных деревень. Вот как описывает свои ощущения Марк: «Ты чувствуешь, как пружинят рессоры, раскачивая кузов, слышишь рев мотора, ощущаешь агонию убегающей из-под колес трассы, сталкиваешься лицом с ветром, пытаясь при этом заставить непокорную машину двигаться по нужной тебе траектории»
    Mодель, датированную 1924 годом и носящую также название Вugatti Grand Prix, часто характеризуют как самую удачную машину, вышедшую «из-под пера» Этторе Бугатти. Долгое время он считался лишь одним из автопроизводителей «средней руки», но когда в 1921 году команда Вugatti заняла все места с первого по четвертое на Гран-при Бреши, престиж марки резко возрос.

     В то время Этторе был увлечен аэродинамическими исследованиями и проектированием гоночного автомобиля с обтекаемым кузовом формы «танк», довольно непривлекательным на вид. Однако неизвестно что, ум или сердце, заставили конструктора изменить планы. Он вдруг захотел создать действительно красивую спортивную машину и, защищаясь от обвинений в сентиментальности, сослался на то, что никто никогда не купит безобразный автомобиль, каким бы быстрым он ни был.

     Работу над моделью 35 мастер начал с ее лицевой части. До первой мировой войны радиаторы Вugatti напоминали по форме подкову. Постепенно некоторые «подковы» стали более широкими книзу, другие, напротив, очень узкими или даже овальными. На 35-й Этторе пришел к окончательным контурам радиатора и вставил его в никелированную рамку, чтобы подчеркнуть красоту гоночного автомобиля. Новая решетка отлично вписалась в изящныи нос узкого кузова, выполненного в форме лодки.
     Bugatti 35 стал первым автомобилем с великолепными восьмиспицевыми колесами, изготовленными из алюминиевого сплава. В духе времени они были расставлены достаточно далеко от кузова.

     Рядный 8-цилиндровый двигатель соответствовал строгому геометрическому стандарту Bugatti и требованиям, предъявляемым к двухлитровым гоночным машинам формулы Grand Prix. Выдаваемые 95 л.с. (без наддува) вряд ли сейчас когото впечатлят, но три четверти века назад не каждый смельчак решался взнуздать стольких «лошадей». Благодаря длинному ходу поршней, двигатель развивал хороший крутящий момент, позволявший без труда разгонять 650-килограммовый автомобиль.

    За рулем Вugatti 35 даже на скорости 100 км/ч и четвертой передаче, когда обороты мотора достигают 3000-3300 в минуту, чувствуешь себя так, будто управляешь современным спорткаром, двигатель которого раскочегарен до 7000 мин'1. Как шутит Марк, на 35-й можно получить массу удовольствия и при этом не вступать в конфликт с дорожной полицией. Стандартная (как у Марка) 35-я в состоянии разогнаться до 180 , а версия с турбонаддувом — до 210 км/ч...

     К сожалению, в Орлеане наше совместное путешествие заканчивается. Марк отправляется дальше, в Ангулем, а меня ждут дела в Париже. Я провожаю взглядом удаляющуюся по старинной улочке прекрасную машину. Немного грустно. Пожалуй, прав был этот сумасброд Марк, сказавший, что ни один, даже самый красивый современный автомобиль не вызовет тех чувств, того трепета, который испытываешь, прикасаясь к живой легенде, некогда созданной великим Этторе Бугатти...

Комментариев нет:

Отправить комментарий